вторник, 30 июня 2009 г.

Колокольчик

На колокольне звенел колокольчик.
Он был маленький, но звонкий. Звонкий, как тысяча соек поутру.
Он звенел чисто, бойко, уверенно, наслаждаясь получавшимся звуком.
Его трель была его счастьем, смыслом его жизни, его радостью.
Колокольчик совершенно не слышал рядом висящих колоколов - больших и поменьше, тоже выводящих свою мелодию. И, так же как и он, наслаждавшихся своим звучанием.
Звонарь же, который помогал колоколам звучать, прекрасно слышал голос каждого из колоколов, помогал затухающему и придерживал зарвавшегося. Звонарь выводил общую мелодию, устанавливая свои правила, свой ритм и рисунок мелодии. И как колокола, он восторгался звучанием своей колокольни.
Он наслаждался своим искусством и не слышал как на соседней колокольне другой звонарь выводил свою мелодию.
Был большой церковный праздник, и малиновый звон колоколов плыл над городом, сливаясь, расходясь, пропадая и появляясь, создавая неповторимую благозвучную красоту.
Путник, находясь на удалении от города, мог слышать эту звенящую гармонию.
А внимательный - мог уловить, что на эту мелодию накладывается другая, не менее слаженная, но льющаяся из соседнего города.
И вдохновенное созвучие двух не связанных друг с другом городов вызывало его немое изумление - как, что заставляет столь разделенные расстоянием мелодии сплетаться в едином вихре? Кто дирижирует этим оркестром?
И, глядя в небо, собирая в единое усилие все свое внимание, он мог уловить, что мелодия истекает не из городов, не с колоколен, что колокола лишь вторят чему-то более высокому...

А маленький колокольчик продолжал заливаться веселым звоном.
Какое дело ему до того, как появляется в мире звук?
Ведь он-то знает, что его звон - это его дело. Собственное!

3 комментария:

  1. Здорово! Про маленький колокольчик - просто здорово! Маленький колокольчик - как дети - просто дарит себя миру, незадумываясь о последствиях.

    Вот только как-то отзывается ссадиной, что не слышал других. Делать то, что велит сердце вовсе не значит быть сердцем глухим к голосам вокруг. А слышать гармонию общей мелодии дано не только звонарю или путнику - это дано каждому колокольчику. И такое вдохновение - слышать свой голос в общем звуке, видеть как сплетаются голоса других и твой собственный и чувствовать эту неподдающуюся описанию гармонию. Симфония Вселенной... в которой каждый из нас и исполнитель, и дирижер...

    ОтветитьУдалить
  2. А однажды колокольчик затих. И в этой своей тишине вдруг услышал голоса других колоколов.
    Что с ним стало! Бедный колокольчик!!!

    Вариант 1. Он понял, насколько бездарно и слабо звучит его голос. Он осознал, что ему надо учиться и учиться, чтобы постичь всю гармонию, и что, скорее всего, он никогда не сможет дарить миру те тяжелые, насыщенные басом звуки как центральный колокол...
    И увял колокольчик, голос его потерял звонкость, сколы и трещины пошли по его краям, и вскоре звонарь заменил его другим...

    Вариант 2. Он понял, что вокруг него царит хаос и самовлюбленность. Что другие вступают чуть раньше или чуть позже, что иногда глушат его голос или выпячивают слишком сильно, что звонарь не всегда успевает скоординировать общий ритм...
    Он начал кричать и визжать, пытаясь убедить других следовать его собственной гармонии. Но его никто не слушал...
    И увял колокольчик, голос его потерял звонкость, сколы и трещины пошли по его краям, и вскоре звонарь заменил его другим...

    ОтветитьУдалить
  3. Вариант 3. :)
    И в какой-то момент колокольчик заметил, что от его язычка вниз тянется веревочка, которую кто-то все время дергает, и от удивления, что его дело оказалось не его делом, колокольчик вдруг замолк. В тот же миг голоса больших колоколов оглушили его, его закружило в волнах гула и звона вокруг... казалось, он вот-вот утонет в этом море звуков и безвременье будет длиться вечно... потерять себя было так страшно, что каждый миг бездействия был мукой и избежать ее было невозможно... и когда он затих, совсем потеряв надежду вынырнуть из этих бесконечных волн и принял неизбежность, волны вокруг стали тише и он услышал общую мелодию, услышал голоса других колоколов, удивительно гармонично сливающихся в общем звоне. Эта мелодия была так прекрасна и мощна, что ему захотелось влиться в нее и тут он почувствовал в своем горлышке мягкое щикотание - внутри, словно родничок из-под земли, пробивалась на свет его мелодия. Это уже не была прежняя трель безудержной радости и восторга, но - сама радость и благодарность лились из его горлышка. Он чувствовал как его голос вливается в общий хор, чувствовал когда лучше затихнуть, а когда нужен именно его голос. И это участие в Общем доставляло ему невыразимое счастье... Внизу по-прежнему колдовал веревками звонарь, и звон плыл над землей...

    ОтветитьУдалить