пятница, 30 января 2009 г.

Оглянись вокруг...

Что мы видим вокруг?
Мы видим свет, отраженный от предмета. Можно, конечно, вспомнить, что есть Солнце и лампочка, но сейчас не о них.
Получается так, что в большинстве своем мы видим только то, что предметы отторгают.
То есть мы живем в цветовой "помойке". Мы видим исключительно "лишнее"...
Зеркало же - верх цинизма! Ему НИЧЕГО не надо. Самодовольство в абсолюте!
А когда мы обоняем предмет? А когда осязаем его?
А когда общаемся с человеком? Так ли уж он сердит как нам кажется или попросту возвращает нам наше недовольство?

Но все-таки стОит вспомнить о Солнце.
От некоторых предметов мы получаем то, чего у них в избытке.
У Солнца в избытке тепла и света, у цветов - ароматов, у неба - голубизны.
И добрые люди добры потому что они переполнены добротой и любовью.
А злые не злы на самом деле, они лишь не научились вырабатывать добро внутри самих себя, они пока лишь в процессе наполнения.
Да и зеркало не цинично, если приглядеться, а полно доброты и любви, ибо позволяет нам видеть самих себя без уловок, уверток и искажений. А вот верить ему или нет... Каждый решает сам)

Полный текст статьи...

Думать = переставлять кубики

Думать - это значит переставлять слова, известные из прошлого. А из прошлого нового не построишь...
А так же невозможно на 100% понятно выразить только словами то, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО придумал сам.
Ща объясню.
Не могу похвастать, что придумал хотя бы одно из слов, существующих в русском языке. А набор всех возможных перестановок слов априори существует в природе, без всякого моего или чьего-либо еще вмешательства. Мы такие перестановки из целого набора называем «фразы». Можем мы из них достать смысл или нет – проблема каждого из нас. Для кого-то фраза «градиент ротора обладает спином» имеет смысл, кому-то она кажется тупизмом, кого-то повергает в смятение, у кого-то вызывает уважение.
Соответственно, я лишь обращаю внимание на нечто (фразу), существующее в природе, но на что раньше не обращал внимания. Не мог, не хотел, не умел, не интересовался – неважно.
Смысл, который ты изымаешь из "моей" фразы – твой и только твой. Ибо набор слов – не смысл.
Возникнет у тебя интерес разобраться или нет, если тебе фраза кажется бессмысленной или «источник ненадежным, неавторитетным, не имеющим своего мнения» – твое решение и только твое.

Так вот, о кубиках слов.
Когда мы "думаем" - мы лишь переставляем местами известные нам слова, пытаясь уловить новый смысл в старых фразах.
По-настоящему что-то новое рождается лишь когда мы используем слова для выражения каких-либо переживаний. Ибо переживания действительно уникальны и неповторимы...
Но это уже совсем другая история)

Полный текст статьи...

Разговоры мужчин среднего возраста

Посмотрел хороший спекталь.
Точнее, спектаклем это назвать трудно. Это веселые и грустные, местами философские размышления о жизни мужчины, которому за 35. Который может и мог бы сделать что-то большое, да уже забыл, зачем это нужно и что такое мечтать.
"Спектакль" часто прерывается видео сюжетами. В одном из них Андрей Макаревич с грустью говорит что "пропало будущее". Вот есть настоящее - дорогие вкусные рестораны, роскошная машина, прекрасная квартира. И это настоящее хорошее и нравится ему. Но будущего нет. Нет мечты. Нечего хотеть.

И "спектакль" кончается так же. Без толчка, без "финальной ноты", без аккорда.
Поразмышляли, постебались - и разошлись.
Хотя, мне кажется, если кто-то смог унести эти размышления с собой дальше, чем за двери ДК Зуева - это само по себе и призыв и аккорд. Так что (читать надо голосом Бараца из Дня радио) - "все они ма-ла-цы"))
Полный текст статьи...

четверг, 22 января 2009 г.

Оптимальная система управления

Что такое управление?
Направление системы в сторону получения требуемого результата.
Что требуется от управляющего системой?

1. Знать цель
2. Знать направление движения системы в данный момент времени
3. Уметь предсказывать отклик системы на управляющее/внешнее воздействие

Пожалуй, все.
Ах, ну да. Еще иметь желание дойти до цели)
Отсюда получаем _идеальную_ систему управления - когда цель управляющего совпадает с целью системы.

В настоящий момент времени все управление строится на хитром обмане.
А именно:
Владельцу компании необходимо получать прибыль.
Сотрудник компании получает зарплату (ибо, по сути, сотрудник - это управляемая система).
Цель вроде бы общая, но на самом деле это далеко не так.
Ибо зарплата - это расходы за то, что получает владелец компании...

И вообще, возможно ли такое _идеальное_ управление?
Ибо цель управляющего (априори хотя бы частично находящегося в над-системе) вряд ли может целиком и полностью совпадать с целью системы.
Могут быть общие направления на некоторое время, могут быть общие под-цели.
Но единой, общей...
Разве, пожалуй, кроме как поиск радости, счастья, вдохновения, красоты))))

PS А воспитание - набор методов для выращивания предсказуемой управляемой системы.

Полный текст статьи...

Снова об экономике

Как в анекдоте
- Че-т тревожит меня Гондурас....
- А ты его тереби поменьше...

Вот и меня экономика волнует)
Задался вопросом, на который сходу не вижу ответа.
Рассматривал ли кто из экономистов ситуацию когда спрос на товар достигает своего насыщения?
Теория предельной полезности Бем-Баверка не о том.
Поясняю на рисунках:
Есть "стандартное" рассмотрение поведения кривых спроса и предложения:



Меня интересует, рассматривалась ли экономистами ситуация, как ведет себя рынок, когда кривая спроса "закончилась"? И, кстати, кривая предложения тоже не уходит в "ноль". Есть определенная цена, ниже которой товар производиться не будет...



Понятно, что подгоняемые конкурентами, производители начинают производить обновленные версии того же продукта, появляются заменители и подделки, и тд и тп.
Но что происходит с экономикой, когда и на них заканчивается обусловленный счетностью (ограниченностью) населения Земли спрос?

Полный текст статьи...

вторник, 20 января 2009 г.

День Смертения

Было дело, когда-то я родился.
Сам я этого не помню, но мне рассказывали, что это действительно произошло. Давно уже.
И у меня нет основания не верить в эти басни. Ибо раз чего-то не помню - значит, меня там не было. А раз меня не было, а сейчас есть - значит, когда-то должен был появиться.
Память сверкает какими-то вспышками. Например, как в три года уронил пацаненка с велика или как в пять порвал связки, растянувшись на льду, потянувшись за шайбой. Но все это бессвязно, отрывочно.
Вот цветок на лугу, вот корова, оставляющая за собой ароматные следы. Пчела, кусающая в щеку. Покошенное сено в деревне у деда. Смерч на горизонте в Сочи. Неотложка, везущая на удаление аппендикса.
Нет связи между событиями, нет действия. Все проходит как картинка. Вроде даже динамичная, со звуками, но воспринимается как картинка. Как воспоминание о хорошем фильме - вроде он есть и по эпизодам, и целиком, как одно большое ощущение.
На да Бог с ним, с детством. Что у нас имеется сейчас?
Сейчас тоже отрывки. Вот рулил утром на работу, в наушниках бормотала лекция по экономике, я костерил пробки и невыспавшихся водил, пальцы искали сигарету, хоть я и бросил.
Но где мир? Почему опять есть только отрывки, почему нет мира в памяти?
Ведь что по сути есть "я родился"? Это родилось еще одно уникальное восприятие мира, еще одна точка, через которую эта вселенная может воспринимать сама себя, но почему-то точка занята совсем иными хлопотами. Она уже привыкла видеть загазованную улицу и не смотреть на облака. Видеть грязь под ногами и не замечать щебетания птиц. Утыкаться в корпоративные отчеты и не читать Гессе.
Почему, как выработалась эта привычка? Что мешает мне увидеть радость всего мира в одном цветке на лугу, в коровьей лепешке, в бездумном смотрении на облака?
Один ответ приходит на ум. Память. Я помню, что если не буду носиться как угорелый по делам, не смогу вкусно поесть и сладко поспать, что цветы одинаковые на всех лугах и я уже их видел, что коровьи лепешки невкусно пахнут, а облака вообще пропадают без всяких следов. Все это было, было, было, я уже давно живу в этом мире...
А может, мы поэтому и умираем, что разучились наполнять свою память новыми, всегда свежими впечатлениями? Что цветок на этом лугу и на том - это разные цветы, и каждый прекрасен по своему? И что луга тоже разные? И что облака на небе - образец непреходящей новизны и тем не менее постоянства?
Может, смерть - это просто способ для Сущего обновить свою память и свой способ восприятия? Ведь то, что гусеница называет смертью, бабочка называет рождением...
И тогда я Прошу... Боже, сделай так, чтобы пропала память. Сделай так, чтобы я забыл о себе, о том, что был когда-то рожден. О том, что надо зарабатывать и развлекаться, что есть радость и страдание. Пусть останутся воспоминания о пчеле и сене, но пусть в них не будет меня. Забери, убей меня в этом мире, пусть будет мир, но не я. И пусть это происходит все время, каждый момент времени, пусть каждый день будет Днем Смертения... Прошу Тебя...

Полный текст статьи...

вторник, 13 января 2009 г.

Сказания далеких скал. Продолжение.

- Ха! - подумал Орленок. - "Началось и не закончилось". Что тут голову ломать - вот они, наши возлюбленные горы. Были, есть и будут всегда!
И он радостно потрепал воздух крыльями. В ответ раздался могучий грохот - в ближайшем ущелье обвалился кусок скалы.
- Ох, - выдохнул Орленок вслед камнепаду - Нет, пожалуй не будут они вечными. Вон как ломаются от одного моего шороха. А что будет если Cтарик решит как следует над ними полетать? В прах рассыпятся. И если не сразу, то уж лет за пятьсот наверняка! Так что "горы" - плохой ответ. Да и к тому же, Орел любит когда я точно выполняю задания, а он сказал "пример того, что знаешь, что началось но не закончилось". А я-то как раз рождения гор не видел, вот они мне и кажутся вечными.
Орленок осторожно размял крылья и потоптался на месте, устраиваясь поудобнее и готовясь к длительному размышлению.
- Что же я могу придумать не кончающегося, но родившегося у меня на глазах? - продолжал размышлять он, - Солнце рождается и умирает каждый день. Трава в долине появляется весной, но сходит к зиме. Недавно я видел как рухнул многовековой дуб в лесу. И, страшно подумать, но когда-нибудь так любимый мною Старик оставит этот мир! Все, все что я вижу вокруг, весь мир и я в том числе, когда-нибудь, но исчезнет...
Эта мысль не испугала гордую душу Орленка, но вызвала чувство щемящей нежной тоски ко всему тому, что он так любил в этом мире и чему он сейчас предрекал неминуемую погибель. В этот момент он проникся любовью даже к тем вещам, которые, казалось невозможно полюбить - например, к жгучему зимнему холоду, который забирался внутрь каждого перышка и леденил душу длинными ночами или к летней засухе, от которой мыши и кролики пропадали на сотни миль вокруг, а полноводная река в долине превращалась в еле заметную струйку коричневой жижи, и даже к непонятным людям с огненными палками, убившими его брата.
- Нет-нет, не может быть, - подумал Орленок, - не мог Орел задать мне вопрос, на который нет ответа, я просто думаю не о том. Он мне часто говорил - когда думаешь, смотри не только наружу, но и внутрь!
Орленок, на самом деле, никогда не мог понять, что имел Старик ввиду, говоря "смотри внутрь себя". Сколько раз Орленок ни спрашивал, Орел только грустно и нежно улыбался в ответ. Иногда Орленку даже казалось, что Старик и сам толком не знает, что значит "смотреть внутрь себя".
Но тем не менее, Орленок старательно вглядывался. Он искал между перьями, под перьями, в глубине грудины, за мощными мышцами, что позволяют ему опираться на воздух в полете, в голове и под хвостом. Везде, что понимал как "внутри". Хотя старик однажды и сказал - "то, что ты называешь 'внутри', на самом деле, тоже 'снаружи'", окончательно запутав Орленка.
Вспомнив об этом, Орленок перестал "вглядываться в себя" и даже размышлять. Он просто притих и закрыл глаза.
В то же время в его сознание ворвался тихий свист ветра в небольшой расщелинке рядом. Этот свист был красив и мелодичен и увлекал за собой в высоту, намного выше, чем когда-либо летал Орленок. Этот свист был плавнее, чем самый медленный полет и в тоже время стремительнее, чем самый резкий бросок на добычу.
Орленок настолько заслушался, что погрузился в некоторое оцепенение, не сразу заметив, что мелодия ветра стихла.
- Вот оно! - радостно сверкнула мысль. - Вот ответ! Это звуки ветра! Они начались и вроде как закончились, но я до сих пор слышу их! И эта мелодия остается со мной столько, сколько я за хочу. Я всегда могу вызвать ее. Она теперь вечная!
И Орленок радостно замахал крыльями, предвкушая свой ответ Орлу. Он уже еле удерживался, ожидая Старика. А тот, словно подглядывал за ним, через несколько мгновений грузно опустился на скалу, и заворочался на ней, устраиваясь поудобнее.
Наступила тишина. Орленок чуть не лопнул от нетерпения, но тем не менее дождался, пока Старик не повернул к нему свою голову и не произнес:
- Мне кажется, что ты очень хочешь что-то рассказать...
- Да, и жду тебя с нетерпением! - и Орленок выпалил все свои мысли, которые посетили его в течение последних часов. И о горах, и о Солнце, и о дубе, и, наконец, о ветре.
Снова наступила тишина. Орел смотрел на своего подопечного с любовью и грустью.
- А где звучит эта музыка, когда ты ее не слушаешь?
Орленок глубоко задумался. С одной стороны, музыка была все время, когда он ее не слушал, но с другой ее все же вроде как нигде и не было. Мысль была рядом, но сформулировать ее не получалось, она все время ускользала, как только Орленок пытался сосредоточиться на ней.
- Ты нашел очень изящный ответ, - нарушил тишину Орел, - Действительно, никакая красота не пропадает. Ни музыка ветра, ни движение струй в реке в долине, ни шорох листьев, ни даже горы, которые ты посчитал смертными. Ибо они красивы. И если даже никто не увидит их красоты, их красота будет вечной. Весь мир прекрасен, потому что красота создается любовью, а любовь вечна.
И Орел снова замолчал. Так они долго сидели в тишине, наслаждаясь растаявшими звуками голоса Орла, глядя на закатное солнце, которое рисовало неповторимые узоры из скальных теней, прекрасные, и, значит, вечные....

-- Почему-то мне кажется, что продолжение будет)

Полный текст статьи...

воскресенье, 11 января 2009 г.

Сказания далеких скал

Высоко в горах, так высоко, что человек еле может дышать, а воздух такой легкий, что кажется, для ветра нет никакой основы, где каждая скала укрыта своей вековой шапкой снега, а зелень лугов внизу мнится забытой сказкой, сидел на одном из уступов красавец-орел. Скорее, все-таки не орел, а молодой орленок, исполненный горделивой важности и достоинства всех предшествующих поколений, впитавший вместе с белковой оболочкой яйца невозмутимость и покой окружающих скал, свежесть ветра во взгляде и стремительность обвальной лавины в аккуратной укладке каждого пера.

Никому, и в первую очередь самому себе не признался бы он, почему так облюбовал именно этот уступ, ничем не отличающийся от бесконечного множества камней, выступов, расщелинок и нависающих над бездной вековых плит, коими в изобилии покрыто все окружающее пространство между бездонной пустотой внизу и почти черным и тоже бездонным небом наверху.
Меж тем выбор этого места орленком, конечно же, не был секретом для мудрого старого орла, который точно отдавал себе отчет, почему он использует именно эту скалу, за которую так трудно удержаться в ветреную погоду, но зато тому, кто сидит на месте орленка прекрасно слышно не то, чтобы шепот, а даже мысль, возникающую на острие этой скалы. И, к тому же, то место, где сидит орленок, открывает прекрасный обзор на небо вверху и луга внизу, и, главное, замечательно защищает от ветров, которые, как иногда кажется, дуют сразу со всех сторон.
Передать отношение орленка, то наполненное изумленным юношеским восторгом и страстным ошеломлением пред невозмутимой мудростью и в то же время величавой жизненностью своего пра-родителя благоговение, не взялось бы ни одно писчее перо, окажись вдруг среди этих заснеженных вершин.
Старый орел же испытывал еще более красочные эмоции, вспоминая себя молодым юнцом рядом с обожаемым дедом, прекрасно понимая, что творится у молодого в душе, и разрывая свою грудь незримыми слезами от невозможности передать свой опыт, свои навыки ни словом, ни поступком, но тишиной молчания.
Так и восседали они на горных уступах помногу часов кряду, сливаясь с ледяным воздухом и палящим солнцем, наблюдая и одновременно являя собой этот безжизненный, но столь родной для них мир, олицетворяя любовь и в то же время разделенность живых существ...
Орленок знал, что в таком созерцании сокрыта вся полнота мира, вся музыка гор и ветра, что вся мудрость его старшего собрата исполнена этого созерцания. Он так же знал, что ответы старого орла часто туманны и непонятны, что они лишь подсказки для самостоятельных размышлений, но все же нетерпение молодости и жажда немедленного знания часто брала верх и тогда он начинал спрашивать.
- Я слышал, что за дальним ветром есть другие горы. Скажи мне, так ли это?
- Как ты слышал об этом?
- Ветер, что метет вокруг, общался с ветром в зеленой долине, а тот с другим ветром, и так далее. Не знаю, сколько было ветров, но вместе они утверждают, что есть другие горы, и, возможно, другие орлы...
- Ветра - хорошие рассказчики. Они редко врут, но часто путают. Один сказал чуть не так, другой... Как узнать, что правда?
- Спросить у тебя! - радостно засмеялся Орленок.
- Один из способов, один из способов... - улыбнулся его задору Орел. - Но ведь и я могу ошибаться, разве нет?
- Ты???? ОШИБАТЬСЯ???? - если бы позволяли скалы и природная гордость, Орленок от смеха завалился бы на спину.
- Как знать, - отвечал Орел. - Все возможно, пока существует мир.
- Что значит "пока"? - удивился Орленок. - Разве мир существовал не всегда? И разве он может перестать существовать?
- То, что когда-то началось, обязательно когда-то и закончится, - был спокойный ответ.
- Но ведь....
- Постой, подумай сам. Попробуй найти пример того, что знаешь, что началось но не закончилось. А мне тем временем пора.
И, расправив огромные крылья, Орел снялся со скалы...

-- Продолжение будет ) --

Полный текст статьи...

суббота, 10 января 2009 г.

Взгляд на экономику со стороны помойки.

Проезжал вчера по МКАД мимо Долгопрудного. Какой же величественный вид открывается со скоростной и современной магистрали на банальную свалку мусора, зачатую безалаберными пролетариями в прошлом веке!
Если сказать "гора мусора" - то это не вызовет нужной ассоциации, не передаст монстричности размера этого "сооружения"...
Разжиревшие помоечные чайки, кружащие над ней, видны только за счет массовости. Отбившаяся от стаи одинокая особь в стремлении разглядеть отброс понаваристей выглядит даже не галочкой, не воробушком, а едва заметной точкой на фоне вроде-как-холма.
Кольнула мысль - интересно, только ли я вижу эту гору отбросов, или едет рядом кто-то, кто осознает, что не на пустом месте возникла сопка сия. И еще более острая мысль - и даже если кто-то видит и п-о-н-и-м-а-е-т, что это за сопка, окажет ли данный пейзаж хоть сколь-нибудь длительное влияние на поведение индивидуума?...

Пришел домой, заглянул в ведро. Ну, помимо собственно пакетика, в который кидается мусор и который природа на моем веку не переварит, нашел пакеты из магазина, обертку от того, обертку от сего... Практически вся современная упаковка - кандидат на увеличение холма под Долгопрудным. Ну или еще где.
ОК, идем дальше. Консервная банка из-под кошачьего корма. Вряд ли ее кто-то отсортирует и отправит в перепроизводство. Бутылка из-под Нарзана. Хорошо, что перешел на стекло. Ибо старый лесничий на Байкале, готовый убить за брошенную обертку от сигарет, спокойно сам швырял бутылки за борт, говоря "ближайший шторм в труху перемелет - не боись, ЭТИМ природе не напортишь". А вот пробка - пробка да, довесок к банке...
Что еще интересненького? Разодранные ребенком домашние тапочки. Может, какой бомж и приберет.
Банановые шкурки, кожура мандаринов, картофельные очистки. Сгниет быстро, да вот вперемешку с остальным мусором сводит шансы этого остального быть отданным в переработку на нет...

Подводя итог, получаю, что почитай ежедневно наращиваю личными усилиями гору отбросов на одно ведро. Печально...

Сквозь вселенскую печаль по помойному ведру всплыл в памяти курс МВА. Который насквозь пронизан мыслью - как видишь препятствие, ищи кому оно выгодно. Ибо человек в современном мире (ну, МВА же кроме как человека-деньги-огребающего другого не признает) просто так делать ниче не будет.
Чего далеко ходить, начну поиск с себя. И ведь да, мне эта куча выгодна. Позволяет не задумываться над сортировкой отходов, использовать чистенькие свеженькие пакетики "за так" в супермаркетах, иметь дешевые одноразовые вещи (типа тапочек для гостей) и тд и тд и тд. А "я" велик. Имя "мне" - легион. Фиг знает, сколько "меня" сейчас в Москве живет, но уж не меньше миллионов десяти-двенадцати. Десять миллионов мусорных ведер ежедневно.... Удивительно, что сквозь кучу мусора еще хоть немножко небо видно!

Ну ладно "я", а производители?
Вот откуда сверхприбыли-то! Обирание природы в особо крупных размерах!
Превалирующая философия бизнеса "нахапай и наплюй" вынуждает производителя использовать наиболее дешевые материалы. А они дешевы именно за счет того, что можно выкинуть на свалку. А было бы требование безотходности - производитель не снимал бы такую сверхприбыль, часть пришлось бы отдавать за переработку или за более дорогие "саморассасывающиеся" материалы.
Так что производству куча нужна.

Правительство?
Ну, все, через что проходят деньги нужно правительству.
Впрочем, че-т я отвлекся от экономики. Бог с ним, с правительством.

Кто у нас еще? О! Памятуя репортажи со свалок по давно несмотренному бормотальнику понимаю, что "владельцам" этих куч ох как выгоден мусор! В прямом смысле деньги растут из земли! Взял пустое место - и кидай что попало. Главное, размести побольше!

Ну да ладно, что-то занесло меня.
Я ведь не ради чтобы покритиковать. Наверняка есть и мусорщики, заботящиеся о прилегающей территории, и производители, стремящиеся к безотходному производству, и чиновники, бескорыстно помогающие Гринпис...
А вот что я, не "я" в десятимиллионном масштабе, а именно я, я один могу сделать?

Посмотрел интернет на предмет утилизации отходов.
Выяснил, что называется это "рециклинг" (хотя, конечно, по английски звучит как "ресайклинг").
Нашел сайт http://www.recikling.ru. Тормозной и не все странички открываются, но интересно.
Есть печатный журнал "Рециклинг отходов"
Есть технологии, есть способы, есть фирмы по утилизации, по повторному использованию...
Но гложет червячок! Вот не отстает!
Ну вот как-то все, что читаю "заточено" под осточертевшую дудку "нахапай и забудь".
Ожиревшие чайки и горы мусора не втягиваются в струю "рециклинга"...
Правительство не может выпустить закон, вменяющий оплату за "вредную" упаковку.
Производитель добровольно не откажется от "халявы".
Владелец горы отходов грудью встанет за право каждого иметь свой мусор.
Да и я ни за что не буду сортировать мусор и носить хавку из магазина в руках...

Вот такая печальная картина...
На фоне горы хлама никто не хотел не сорить...
Неужто где-то есть идея о экологичном производстве или не-МВА-обоснованном уничтожении отходов?
Или может, зарождается где-то в недрах минобраза система воспитания Человека, что скорее наступит себе на руку, чем возьмет с прилавка продукт в полиэтиленовой упаковке?
Или начать-таки все же с себя?...


Полный текст статьи...